Лев Яшин

Лев Яшин

Яшин Лев Иванович. Вратарь. Заслуженный мастер спорта.

Родился 22 октября 1929 г. в г. Москве. Скончался 20 марта 1990 г. в г. Москве.
Воспитанник футбольной школы при заводе «Красный Октябрь» в Тушино.
Выступал за команду «Динамо» Москва (1950 - 1970).

Провел 326 (22 сезона) матчей в чемпионатах СССР. Статистики общественного пресс-центра московского «Динамо» к прощальному матчу Л. Яшина подсчитали все его игры. Их оказалось 812. По количеству выигранных медалей - рекордсмен среди советских футболистов.

Чемпион СССР 1954, 1955, 1957, 1959 и 1963 гг. Обладатель Кубка СССР 1953, 1967 и 1970 гг. В списке 33-х лучших игроков сезона - 14 раз - рекорд советского футбола.

Лучший вратарь СССР (приз журнала «Огонёк») 1960, 1963 и 1966 гг.

В сборной СССР - 74 матча - 14 сезонов подряд, за сборную выступал до 38 лет (в. ч. за олимпийскую сборную СССР сыграл в 6 матчах). Также сыграл за сборную СССР в 9 неофициальных матчах.

Участник чемпионатов мира 1958, 1962, 1966 (4-е место) гг. Олимпийский чемпион 1956 г. Обладатель Кубка Европы 1960 г. Серебряный призер Кубка Европы 1964 г. 2 раза играл за сборную мира (с Англией в 1963 г. и Бразилией - в 1968 г.).
Лев Яшин
В 1963 г. первым и единственным среди вратарей был признан лучшим футболистом Европы и награжден «Золотым мячом».

В 1986 г. за заслуги в развитии олимпийского движения удостоен высшей награды Международного Олимпийского комитета - Олимпийского ордена. В 1988 г. награждён Золотым орденом ФИФА "За заслуги перед футболом".

Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1957, 1971), Ленина (1967, 1990), золотой медалью — Серп и Молот, Герой Социалистического труда (1990).

В 1996 г. именем Яшина названа улица в Тольятти. Его имя с 1990 г. носит московская футбольная школа «Динамо». 2 мая 1997 г. был открыт памятник Яшину на территории Центрального стадиона «Лужники» в Москве. В 2000 г. у главного входа на стадион "Динамо" в Москве установлен мемориал Льва Яшина.
Лев Яшин
Ни один вратарь мира не пользовался такой популярностью. Его игра - это целая эпоха в развитии вратарского искусства. Обладал прекрасной координацией движений и молниеносной реакцией. Умел предвидеть, как будет развиваться атака, исоответственно, выбирать позицию. Поединки с нападающими - один на один - он выигрывал практически все. Он был не только выдающимся вратарем, но и в большой мере новатором. В частности, его выходы далеко из ворот, очень помогавшие защитникам отражать атаки соперников, введение мяча в игру рукой, позволявшее быстро начинать контратаки, умелое руководство обороной прочно вошли в практику игры вратарей, и до сих пор специалисты и комментаторы называют эти приемы "яшинскими".

За время выступлений на футбольном поле Лев Яшин в 270 играх сохранил свои ворота "сухими" и отразил более 150 пенальти.

ЧЕСТНАЯ ЖИЗНЬ В ФУТБОЛЕ

Что бы там сегодня ни говорили, у нас была великая эпоха. Потому что никто, даже самый оголтелый ненавистник нашей страны, не посмеет заявить, что такие символы России XX века, как Юрий Гагарин или Лев Яшин, были "рабами" или "выдумкой советской пропаганды". Именно Гагарин и Яшин олицетворяли собой две самые привлекательные стороны русского характера. Первый космонавт планеты - неудержимый порыв в неизведанное. Первый вратарь мира - надежность, выдержку, упрямую защиту родных рубежей до конца, через не могу.
Детство и юность лучшего вратаря мира были нелегкими. Маленький Лева жил с родителями и другими многочисленными родственниками в тесной квартирке на Миллионной улице, неподалеку от завода "Красный богатырь". Футболу учился в родном дворе, между игрой в казаки-разбойники и подкладыванием пистонов на трамвайные рельсы. Покупка дерматинового мяча в складчину приносила огромную радость. Детские годы Яшина, как и всех его сверстников, закончились в 1941-м, с началом войны. Вместе с родителями он отправился в эвакуацию под Ульяновск. Окончив пять классов, парнишка пошел на военный завод учеником слесаря. В 1944 году Яшины вернулись в Москву, но заводские будни продолжились. Из Сокольников Леве приходилось ездить на работу в Тушино двумя трамваями и на метро Вставал а пять утра, возвращался домой затемно: вечерами играл в футбол за заводских. Первый тренер Яшина Владимир Чечеров сразу выделил его в шеренге пацанов и поставил в ворота. А во дворе Лева считался бомбардиром...

Динамовцем Лев Иванович стал почти случайно. Изнурительная заводская работа привела 18-летнего парня к душевному срыву. Яшин ушел из дому, переселился к приятелю и перестал ходить на завод. Добрые люди посоветовали пойти в армию - иначе можно было схлопотать срок за тунеядство. Служить начал в Москве, и вскоре с легкой руки Аркадия Ивановича Чернышева оказался в юношеской команде московского "Динамо". А весной 1949-го он уже был третьим вратарем основной команды, после Хомича и Вальтера Саная. Вратарская служба Яшина начиналась с трех глупейших конфузов. Весной 1949-го в Гаграх "Динамо" играло контрольный матч со сталинградским "Трактором". Вратарь сталинградцов лихо выбил мяч, и Яшин готовился его поймать, но столкнулся с защитником Аверьяновым. Бесхозный мяч предательски залетел в ворота. Маститые динамовцы во главе с Бесковым, Карцевым и Малявкиным надрывали животы от хохота. Осенью 1950 года Яшину пришлось выйти на замену получившего травму Хомича в принципиальной игре со "Спартаком". Коленки у юноши дрожали по полной программе, и дело добром не кончилось. Яшин опять столкнулся, на этот раз со Всеволодом Блинковым, и спартаковец Николай Паршин спокойно сравнял счет. После матча в раздевалку явился некий милицейский чин и повелел убрать "этого сосунка" с глаз долой. До 1953 года Лев глухо сидел в запасе, а когда ненароком появился на поле в игре с тбилисцами, цифры 4:1 в пользу москвичей быстро превратились в 4:4. Хорошо еще Бесков в конце матча забил-таки победный гол. Яшин с горя ушел играть в хоккей с шайбой и даже выиграл с динамовцами Кубок СССР.

И этот неудачник уже в середине 50-х вдруг стал лучшим вратарем Союза. Все объяснялось до неприличия просто: Хомич научил его работать на тренировках до седьмого пота. И количество исподволь перешло в качество. Яшин стоял в воротах красиво, даже элегантно. Вопреки традиционной методике 50-х, Лев Иванович позволял себе далеко выходить из ворот и эффективно срывать атаки превосходящего противника. Усердие Яшина счастливо наложилось на невиданный впоследствии подъем нашего футбола - победу на Олимпиаде в Мельбурне (1956) и завоевание первого в истории Кубка Европы (1960). В 1966-м Лев Иванович стал призером английского чемпионата мира. В его вратарской биографии только чемпионатов мира четыре, с 1958-го по 1970-й, победы в чемпионате и Кубке СССР. После Яшина московское "Динамо" выиграло чемпионат только раз, в 1976-м, да и то это была фактически половина чемпионата (в тот год почему-то, как в Аргентине, определялся "весенний" и "осенний" чемпионы).

Лев Иванович стоял в воротах до 41 года. Больше его протянули на поле немногие: Стэнли Мэтьюз, Роже Милла, кемеровский самородок Виталий Раздаев. Его примеру последовали Дино Дзофф, Питер Шилтон и Мишель Прюдомм. Той же дорогой следует и ушедший из "Манчестер Юнайтед" Петер Шмейхель.

Долголетия могло и не случиться. В советском футболе тех, кому за тридцать, выбраковывали безжалостно. В 1962-м, после злосчастного четвертьфинала с Чили, Яшин решил расстаться с вратарским ремеслом. По телевизору тот чемпионат не показывали, а запущенная журналистами версия о том, что в обоих пропущенных мячах виноват только он, моментально разлетелась по стране. Наш добрый народ потребовал удалить виновника "на пенсию". Яшин удалился в деревню, но в один замечательный день решил вернуться. Назло всем крикунам, и заиграл так здорово, что в следующем сезоне получил "Золотой мяч", а "Динамо" уверенно выиграло чемпионат страны.

МНОГОЕ ВИДНО ИЗ ВОРОТ

Излишне доказывать, что вратари в ходе матча имеют лучшие условия для наблюдений, нежели полевые игроки. Поэтому особый интерес представляют впечатления Льва Яшина. С ним беседовал после VIII чемпионата мира его товарищ по сборной страны пятидесятых годов Сергей Сальников.

- Скажи, Лева, куда девались твои далекие выходы из ворот, которые одних приводили в восторг, других заставляли хвататься за сердце, ибо казались излишне рискованными, но во всяком случае никого не оставляли безучастным?

- Да, действительно, таких выходов нынче поубавилось, и я объясняю это прежде всего сменой тактических систем. Ранее, во времена "дубль-ве", крайние защитники и одиночка-центральный стояли друг от друга на большом расстоянии. Широкие коридоры между ними невольно соблазняли противников посылать длинные передачи в прорыв. Потому мне довольно часто приходилось совершать далекие вылазки, казавшиеся со стороны рискованными. Такие меры были полезными: они избавляли моих партнеров по защите от лишней траты сил и пресекали в зародыше готовые возникнуть единоборства. По сути дела, эти вылазки были безопасными, ибо требовали лишь элементарного расчета. Теперь иное дело. С утверждением второго центрального защитника появилось дополнительное звено в растянутых ранее, коммуникациях. Оборона стала более насыщенной, в ней почти исчезли зияющие бреши, и, наконец, она стала проявлять неуклонную тенденцию к отходу назад, ближе к вратарю, чтобы зорко охранять самый опасный участок - подступы к воротам. Причины исчезновения длинного паса в прорыв кроются и в тактически более грамотном расположении защитников по отношению к своим подопечным.

На чемпионате мира в твои ворота было забито пять голов. Как ты охарактеризуешь каждый из них?

- Говорить об этом, как ты сам понимаешь, малоприятно. Но я постараюсь объективно рассказать об этих печальной памяти случаях.

Венгр Бене забил мне первый мяч. История его проста. Бене хорошо открылся по месту правого центра нападения и получил пас в ноги. Путь к воротам неожиданно оказался открытым, и Бене вышел со мной один на один. Понимая, что ничего другого не остается, я ринулся навстречу, стараясь помешать удару броском в ноги. Но венгр, имевший достаточно времени, чтобы правильно оценить все выгоды своей позиции, хладнокровно распорядился мячом и послал его, подняв надо мной, в сетку.

Во встрече с командой ФРГ счет открыл Халлер. Он получил диагональную передачу - по-моему, от Шнеллингера - и, казалось, прежде чем нанести удар, обязан был обработать мяч, ибо стоял почти спиной к воротам. Я инстинктивно вышел вперед, чтобы сократить ему угол обстрела. Но Халлер против ожидания сразу нанес удар из очень трудной и невыгодной позиции. Удар вышел несильным, но неожиданным, и это решило дело.

В этом же матче я пропустил гол от Беккенбауэра. Беккенбауэр с мячом не спеша продвигался к нашим воротам, высматривая по пути, кому бы повыгоднее отпасовать. Он долго не мог решить это, поскольку все партнеры были прикрыты. Я низко нагнулся, и с трудом, сквозь мелькавшие просветы в частоколе ног игроков, старался не упускать его из виду. И все-таки, к несчастью, в решающий момент, в момент удара, Беккенбауэр оказался скрытым от меня игроками, и я увидел мяч, летящий в угол, слишком поздно. Такова правда об этом голе, вызвавшем много разноречивых суждений.

Следующий гол - с 11-метрового - от Эйсебио. Играя с ним вместе за сборную Европы в Сплите против национальной команды Югославии, я приметил, что его излюбленный угол ворот - под правую руку вратаря. И здесь, на чемпионате, он бил до встречи с нами три 11-метровых - и все в тот же угол. Я вправе был думать, что он не изменит своей привычке в столь ответственный момент, и приготовился к этому. Однако сделать что-либо оказалось невозможным: настолько удар был прицельным и сильным.

И, наконец, о последнем, пятом, мяче - во встрече с Португалией. После короткого навеса примерно на 11-метровой отметке завязалась борьба за верховую передачу между Корнеевым и Аугусто. Аугусто прыгнул чуть выше и раньше и сбросил мяч в сторону. Оказавшийся рядом Торрес с ходу и без помех мощно пробил под штангу. Спасти положение, на мой взгляд, было невозможно.

- Кстати, а вообще можно ли взять любой мяч или есть так называемые бесспорные голы, после которых остается лишь развести руками?

- Несколько отвлеченный вопрос. На него можно ответить двояко. Теоретически отражаются любые удары, но для этого в каждом случае вратарь должен - а иногда такое возможно по чистой случайности - оказаться в самом нужном месте ворот. Но практически доказано, что любой, даже самый пустяковый, мяч может быть пропущен из-за несвоевременного переключения внимания, неровностей поля и многих иных причин. Так что в конечном итоге все зависит от спортивной формы вратаря и частично от стечения счастливых или неблагоприятных обстоятельств.

- Всем хорошо известно, что ты во время игры помогаешь своим партнерам словом, подсказкой. Как относятся они к этому? Всегда ли прислушиваются к твоим советам?

- Я всегда ценил подсказ. Да и как же иначе? В быстрых сменах ситуаций защитник, желая подстраховать партнера, иногда невольно теряет из виду своего подопечного, Мне же, стоящему сзади, все видно как на ладони - вот и приходится подсказывать! Ребята понимают, что мое вмешательство вызвано интересами дела, а отнюдь не желанием кого-то укорить, и поэтому всегда реагируют сразу и, как мне хочется надеяться, признательны мне за это. Правда, на чемпионате с подсказом дело шло не всегда гладко.

Лев Яшин

В ходе игр обычно страсти накалялись. Распалялись и зрители, поднимавшие неистовый шум. По мере приближения мяча к воротам шум перерастал в истошный рев. Меня не могли услышать, но я все же кричал (больше, разумеется, для самоуспокоения, и это, право, неплохой способ для избавления от нервного напряжения!). В то же время я старался рассчитать и занять такую позицию, чтобы не быть застигнутым врасплох, если угроза последует из района, куда я только что адресовал подсказ. И все-таки, несмотря на любые препятствия, я за подсказ - товарищеский и своевременный.

- По-прежнему ли штрафной удар, выполняемый срезкой, т. е., как иначе его называют, "сухой лист", является опасным или вратарями найдено противоядие против него?

- Этого удара следует опасаться более всего. Искусство его выполнения выросло. Появилось немало умельцев, для которых "стенка", как это ни парадоксально, стала не помехой, а скорее союзником, помогающим дезориентировать нас, вратарей. Нетрудно представить незавидную нашу долю, особенно если удар производится несколько по диагонали по отношению к воротам. Та их часть, которая открыта для удара, блокируется нами, но мы знаем, что последует обводящий "стенку" удар в другую половину, незащищенную, и нервничаем из-за этого. В момент удара страх за эту злосчастную половину невольно гонит нас на середину ворот - авось в случае чего успею и туда, и сюда! А бьющие пошли все сплошь хитрецы - целятся попасть впритирку с крайним игроком в "стенке". Расчет простой: если мяч не заденет никого и обогнет "стенку", есть шанс угодить в угол, если заденет, - возможен отскок в другой угол, именно в тот, из которого за мгновение до этого вратарь в поисках спасения переместился на середину. Безрадостное положение, когда не знаешь, чего ждать, не правда ли? Поэтому-то вратарям так не нравятся эти удары. На чемпионате было забито несколько голов таким способом.

Просто Пеле

— Среди ваших с мужем личных друзей много настоящих суперзвезд — Бобби Чарльтон, Беккенбауэр, Эйсебио, король футбола Пеле… Как, к слову, вы с ним познакомились?
Лев Яшин
— Хороший вопрос! Думаю, из болельщиков нашей страны с Пеле я познакомилась самой первой. Причем еще до того, как он стал звездой мирового футбола. Это было в 1958 году, перед чемпионатом мира в Швеции. Лев пришел из спорткомитета: «Есть вакантное место в тургруппе. Хочешь поехать?» — «А сколько это стоит?» — «Да неважно!»

Оказавшись в Швеции, я сразу позвонила по телефону мужу. Он говорит: «Бери такси и жми к нам в гостиницу!» Времени было в обрез: туристы прилетели на финальную часть чемпионата, а наша сборная туда не пробилась и уже готовилась к возвращению домой. Лев встретил меня на тротуаре перед гостиницей, но повел не через главный вход, а почему-то сбоку, через служебный.

«Часто задавал мне вопрос: «Ну, как я торчал?»На лестничной площадке стоят несколько наших, нарушают режим — покуривают в кулак. Меня почти все знали в лицо, посыпались шутки, подначки. В этот момент прыжками по лестнице скачет юркий черный парнишка — мелкий такой, Яшину едва до груди. Лев притормозил его ладонью за шею — тот вовсе не возмутился такой бесцеремонностью, наоборот, расплылся в улыбке. А Яшин мне: «Познакомься, Валентина. Это — Пеле. Вот увидишь, он скоро станет таким футболистом, какого мир еще не знал».
Лев Яшин
— Пеле-то что-нибудь понял из того, что говорил тогда Лев Иванович?

— Ох, позднее-то мы обсуждали ту нашу первую встречу неоднократно. Что я — жена Яшина, Пеле, по его словам, догадался сразу. Да и смысл произнесенной Львом фразы также уловил, потому и улыбался не просто из вежливости. Я, кстати, воочию убедилась в том, что Лев обладал потрясающей способностью сходиться с людьми в любой стране мира. Не знал ни одного языка, кроме русского, но всегда мог объясниться — улыбкой, глазами, жестами.

Для тех кто хочет более подробно узнать про Яшина http://www.rusteam.permian.ru/players/yashin.html

Лучшие комментарии

timon timon 27.04.2009 16:50
ЛЕВ ЯШИН ЛЕГЕНДА МИРОВОГО ФУТБОЛА!

Комментарии 17

↑ Наверх